Николай Селиванов

Ты – талантлив! Куда деваться?

Особый взгляд на рынки художественного труда

Почему-то тебе нравится рисовать. Все время хочется этим заниматься, выдумывать и удивлять своими выдумками родителей. Это то, что тебе хочется делать и то, что с каким-то особым уважением встречается взрослыми. Еще бы – их ребенок наделен способностями. Любящие родители начинают тебя развивать. И конечно, им есть о чем рассказывать родственникам и сослуживцам. Цель, куда развивать чадо, определена, найдена точка концентрации родительской любви. Остальное – оргпроблемы. И вот для тебя все сложилось прекрасно. Ты попал в художественную школу или студию. Ты будешь художником! Ты чувствуешь, что тебя ведет звезда твоего таланта в …
Куда ведет эта звезда? Вопрос «куда?» формируется у родителей постепенно, приобретая незаметно контуры паники. Куда поступать? Семейные мозговые штурмы и консультации с педагогами не приносят результатов. Хорошего решения нет.
Основные возможные пути известны. Первый – это устроить ребенка в отсталое учебное заведение с убогим техническим обеспечением, надеясь на «светлое будущее» после его завершения. Этакое отложенное решение проблемы. Другой вариант  –  учиться не у нас, уехать в Европу или Америку. Это самый выигрышный, на первый взгляд, путь в профессию. Но только на первый, а реальное положение дел таково, что проблема не в ВУЗах, да и вообще это не российская проблема. Неясность целей и тотальный кризис творческого образования свойственны сегодня всем странам мира. И в Италии, и в Германии, и в Англии – все равно вопрос о будущей деятельности остается открытым. Везде высшие учебные заведения готовят узких специалистов или свободных художников (десяток другой лет покрутиться «окологалерей» – и может быть, ты окажешься нужным, тобой захотят поторговать). Такое образование – скорее, подготовка ремесленников и визуализаторов, необходимых креативным менеджерам для реализации своих идей в бизнесе – это реклама, веб, дизайн предметной среды и техники, экранные искусства, архитектура... Стать здесь самому себе творцом, скорее всего не удастся. Можно стать только фрилансером. Творцами будут другие, порой нигде не учившиеся, или учившиеся совсем не тому, чтобы быть творцом. И, наконец, радикальный путь – изменить траекторию жизни – заняться чем-то другим. После мучительных поисков учебного заведения появляется спасительная мысль, открывающая путь на «кладбище» талантов и нереализованных личностей. Мысль такая: «Ты прекрасно и увлеченно прожил большой кусок своей жизни, многое узнал. Вырос гармонично развитым человеком. Можешь удивлять и развлекать окружающих своими способностями». После вхождения этой «спасительной» мысли в мозг начинается экстренная и напряженная подготовка в экономико- социально-психолого- географический и т.д. и т.п. ВУЗ. Ну, а как же твой талант и полученный опыт? Неужели это все было зря?
Я много лет наблюдаю за развитием подобных сюжетов и хотел бы озвучить правило (с редкими исключениями). Талант и опыт не забываются. Этот кусок памяти невозможно «отформатировать». Талант и стремление к художествам вылезут наружу при первой возможности и будут мстить. Талант начнет корежить личность, будет формировать комплекс неполноценности, усложнит общение с близкими, да и много еще разного может сотворить.

Путь таланта к профессиональной деятельности сегодня понимается как-то так. Но проблемой здесь  является само понятие «профессиональная деятельность». Это когда-то спорили – кто такой профессиональный художник. Придумали ответ (не помню, кто его подкинул) – профи тот, кто продает свои произведения галереям. Не продаешь – не профессионал. Мысль такую, конечно, могла породить только дикорыночная ресурсная культура. Я вижу множество талантливых людей, способных создавать новые смыслы, эмоции, образы и делающих это профессионально – их произведения делают то, что и должно нести искусство – наполнять жизнь смыслом. Только вот применить свои таланты они долго не могут, потому что блокированы стереотипами и не в состоянии спроектировать свой маршрут.
При этом, надо констатировать, что существует реальный дефицит на носителей художественного интеллекта, людей с развитым вкусом, пониманием визуальной культуры, мыслящих образными метафорами  – нет художников! Я говорю не о дефиците на носителей профессиональных навыков, а про дефицит на художественный интеллект. Чувствуете разницу?
И еще. Основные механизмы художественного мышления формируются где-то до 18 лет. Дальнейшее существующее профессиональное образование, надстраиваясь над этими механизмами, специализирует и «фиксирует» мышление, блокируя процесс развития. А должно бы расширять и усложнять.
То, о чем я скажу ниже, это попытка помочь таланту самому увидеть реальность, осмыслить новые сферы применения своим способностям и, самое главное, спроектировать творческую судьбу в соответствии с индивидуальными возможностями, склонностями и пристрастиями, темпераментом и амбициями. Ну, хотя бы, гипотеза такая в голове появится!
А для родителей – это будет подсказкой, какую образовательную траекторию помочь выстроить своему ребенку. Тогда, наблюдая за художественной деятельностью своего чада, родители смогут увидеть склонности и способности (темперамент, интеллектуальные возможности, коммуникативные качества ….), и наполнять жизнь растущего таланта необходимыми развивающими эти склонности компонентами.

Моя подсказка – это систематизация типов деятельности, основанных на художественном интеллекте. Мир динамично меняется и художник должен проектировать свою деятельность – не арт проекты, а проектировать себя самого – ведь художник сам себе и метод, и инструмент. И его функция – развивать себя, а значит постоянно находить применение своим способностям. То есть, имеет прямой смысл пробовать изобретать новые формы деятельности – пространство и запрос для этого есть.

1. Внутри культуры
Первая сфера – сегодня самая актуальная, да и, по сути – это главное применение художественному интеллекту в обществе, основанном на информации, как жизнеобразующей системе. Информация в данном случае – весь знаково-символический массив, чем и является мир людей. Все, что было создано людьми, становится средой для творческого переосмысления и игры – для всех форм активной актуализации с целью рождения нового. Это вечный генератор смыслов, осуществляющий связь времен и создающий проект развития. Текст порождает текст, культура порождает культуру. Музеи и библиотеки, философия и предметная среда, история и футурология – все, что основывается на осмыслении культурного наследия и проектировании новых смыслов, на основе их интерпретации.
Я вижу здесь два основных раздела:
-- Фундаментальные исследования художественных языков, генеративных творческих механизмов.
Сразу приведу пример для наглядности – это проекты – диалоги Пабло Пикассо со своими предшественника – серии холстов, на которых он формализует композиции Энгра, Веласкеса, Мане. Внутренний диалог с реализованными проектами культуры. Главное здесь – интеллектуальная художественная деятельность. Проекты, создаваемые художником в этом ключе, будут сегодня заведомо успешны (помните, мы говорим о талантливых и художественно развитых людях). От этой деятельности художественного интеллекта зависит судьба культурного наследия, преодоление социальных и экономических кризисов.
Из этой фундаментальной художественной работы вытекает прикладное применение талантам и ответ на вопрос «куда нести?»

-- Интерпретационная деятельность для «институтов памяти».
                Музеи, библиотеки, архивы, нематериальное наследие сами по себе не могут быть явлены, стать актуальными, без художественного интеллекта. Это всего лишь склады и хранилища, ожидающие возможные в будущем запросы. Но так как ожидать в бездействии невозможно, и нужно осуществлять «социально значимые проекты», то институты памяти ищут формы самоактуализации. К сожалению, в большинстве случаев дело ограничивается «кирпичом» -- исследовательской рукописью. Но все может выглядеть совсем иначе, когда, например, музей или библиотека начнут активную коммуникацию с социумом. И вот тогда сразу обнаруживается дефицит на художника-интеллектуала. И если таланта не окажется рядом, то его место занимает случайный человек и губит все. Это касается и музейных экспозиций, и электронных проектов, и, самое дефицитное, интерактивных мультимедийных произведений.

-- Интерпретационная деятельность для образования.
                Образование – еще одно, обеспеченное «местечко» для применения художественных талантов. И чем дальше, тем большее развитие будет получать это направление. Это, естественно, не пресловутое «профессиональное развитие» детей, а интерпретация все теми же творческими художественными мозгами, все того же культурного наследия. Но продукты этой деятельности, должны быть созданы в формах, открытых для получения личного опыта познающими. Имею в виду не создание учебников по МХК, или пособий «Учимся рисовать», а современные формы творческого развития  детей (да и взрослых) – посредством создания книг и игр, электронных проектов, веба, в личном диалоге. Только сформированный художественный интеллект сможет предложить этому рынку оригинальные разработки. Сейчас начинается бум в этой творческой образовательной деятельности – можно попробовать себя в этой сфере.
                Где учиться? В первую очередь, той самой надстройкой над художественным образованием должно стать гуманитарное образование – история культуры, философия, теория информации и коммуникации, культурно-историческая психология. Кроме того, я лично сторонник активного включения программы самообразования и саморазвития после поступления в любой ВУЗ + постоянное творчество (оно важнее, оно поможет схватить и понять больше).
                Естественно, еще потребуются специализации для освоения технологий – электронных, издательских, дизайнерских … – зависит от личных предпочтений. Главное, нужно научиться осваивать технологии, как полиглоты изучают языки.

2. Симбиоз
Если культурное наследие и философия заведомо вызывают неприятие (что очень жаль, конечно), то второй и самой распространенной возможной сферой приложения художественных талантов являются формы симбиоза. Здесь реализация художественного интеллекта включена в другие социальные и производственные формы – этакое жизненное партнерство. Не буду особо расписывать – все и так понятно – художник работает в издательстве, в театре, в кино, на ТВ, вебдизайнером, в рекламе, в дизайне … Вроде бы понятно, но не совсем.
А возможны не стереотипные, придуманные вами типы симбиоза? Да, возможны.
Например, симбиоз с кулинарной деятельностью кажется экзотикой (сразу вспомнились видео инсталляции Гринуэя)? Ресторанный бизнес ждет не художников-оформителей, а генераторов художественных идей и образов (получает, правда, чаще оформителей). А запрос от науки, которая пытается социализировать свои новые программы? Я уже где-то писал об ученых нанотехнологах, пришедших в театральную лабораторию, посвященную шаманизму (это было на первой театральной олимпиаде у Васильева на Поварской). В разговоре эти ученые точно сформулировали свою проектную задачу, обращенную к художнику – незримое сделать зримым и значимым. Симбиозом с наукой объясняется успех междисциплинарного проекта «Сайенс арт». Я бы предположил, что в самом ближайшем будущем, критика наукоцентризма доберется и до наших просторов, что будет очень стимулировать эту форму симбиоза, за счет запроса науки к искусству, с целью социализации новых научных программ. Советую обратить на это особое внимание – живем-то в техногенном мире.
Политика. Самой яркой формой включения художественных мозгов в свои программы является политика. Для нашей страны, где искусство многие годы выполняло идеологический заказ, а затем заказ по уничтожению этой идеологии симбиоз политики и искусства получил устойчиво воспроизводимые формы. Думаю, что эта форма известна, более, чем другие. Политика хорошо «кормит» художников – финансами или символическими дивидендами. Жить можно. Даже у очень многих создается обманчивое впечатление, что это единственный настоящий путь реализации художественного интеллекта (а все остальное – труха…). Художник, занимающий активную гражданскую позицию – это и есть симбиоз искусства и политики. А, как известно, политика – продолжение бизнеса.
Перехожу к бизнесу и приведу очень любопытный пример симбиоза бизнеса и театрального искусства. Итак, существует большая фирма, объединяющая ряд филиалов. Председатель совета директоров – дама средних лет, явно начинает вести дела криво, экономика предприятия под угрозой. А одним из филиалов руководит молотая и очень умная девушка. Надо бы сделать «рокировку»… И вот филиал заказывает к очередному собранию учредителей и акционеров спектакль про «Белоснежку и семь гномов» и предлагает всему руководству компании принять участие в таком театрализованном корпоративе – все на сцене. Но председатель совета директоров ну никак по возрасту не может быть Белоснежкой – для нее специально создается образ королевы. Пишется сценарий, включающий приметы реальной компании, но самое главное – создаются диалоги между королевой и Белоснежкой. Заказываются костюмы, декорации, свет, звук. Естественно, наблюдая за разворачивающимся на сцене действием, ни у кого не остается вопросов о пролонгировании контракта с королевой. Это реальный проект (ноне скажу где, когда и кто). Я бы сказал – это класс (!), высоко профессиональная работа в симбиозном проекте.
А где этому можно научиться?
Для всех форм симбиоза от художника требуется репрезентативная технология. Ведь все ждут от него создания яркого образа, зрелищности. В каких-то случаях от художника ждут демонстрации утонченной визуальной культуры. А в каких-то случаях работает только дикая антиэстетика, примитив и грубость. Самые распространенные и актуальные сегодня формы связаны с цифровыми технологиями. В основном это и анимация и все формы визуализации, графический дизайн и т.п. Но еще важнее, развитое проектное мышление и проектное «мировоззрение». Чтобы не было моральных проблем, нужно вырабатывать отношение к деятельности в сфере «симбиозов» как к деятельности локальной, ограниченной форматом, бюджетом, идеологией заказа от партнера. Тогда можно выжить, не влипая в ситуацию, и заработать на жизнь. Здесь художественные амбиции не уместны, свои амбиции лучше сразу соотнести с партнером и реальным положением дел. И потом, если ты легкий и коммуникабельный человек, нуждающийся в постоянной смене деятельности, не пытающийся докопаться до «основ», и постоянно изобретающий и совершенствующий свои технологии визуализации, то эта сфера для тебя.
Художники, выбирающие путь симбиоза, предлагают свое умение из незримого сделать зримое, создавать праздник, волшебство и эмоциональное наполнение, генерировать «символы-логотипы», адаптировать технологии под заказ, вызывать общественный резонанс и т.п.. Я бы сказал, что все эти проблемы могло бы решать дизайнерское образование, но сильно модернизированное, не узкоспециализированное. Очень важно для своего развития в этом направлении погружение в социологию, теорию коммуникации. И еще. Опыт подсказывает, что прежде чем искать ВУЗ, куда идти учиться, имеет смысл поработать, попробовать найти себя в качестве «бизнес-партнера», а не просто визуализатора. Это, то чем отличается, например, в издательской деятельности главный художник от рядового верстальщика, для которого наличие художественного интеллекта и творческой инициативы – помеха в работе.

3. Производство стереотипных артефактов
Осталась еще одна сфера, где художественный интеллект может найти себе пристанище. Здесь интеллект «затачивают» под узкую профессиональную деятельность. Нравится писать акварелью – совершенствуешься, благо есть где. Хочешь научиться писать  картины, не хуже тех, что видел в Третьяковке. Тоже понятно, куда идти получать профессию. За короткий срок можно освоить гжельскую керамику и жостовскую роспись, иконопись и создание сувенирных 3D моделей… Это сфера деятельности не требует развитого художественного мышления и позволяет, овладевать известными стереотипными технологиями, воспроизводя подобное.
Особый пример здесь демонстрирует квазиинновационная (как бы инновационная) деятельность. Пример. После «перестройки» на Арбате, а потом повсеместно появились матрешки с новым типом росписи – и по сюжетам, и по технологии. Появилось выдающееся по сложности качество. Можно предположить, что с расширением использования лазерных технологий и 3D принтеров появится следующее, высокотехнологичное поколение матрешек. Новые технологии в изготовлении матрешек (!) –  представили?
Точно также, по стереотипам и образцам производится множество артефактов во всех сферах художественной деятельности, включая современное искусство. Для непосвященных артефакты, появляющиеся в галереях и на биеннале, являют собой верх оригинальности. В реальности, сделать порождение инноваций (а именно это составляет ценность современного искусства), своей профессией невозможно. Поэтому, в лучшем случае в современном искусстве мы встречаем симбиозные проекты, а в худшем – бесконечные повторы стратегий, технических приемов, квазиинтеллектуальных смысловых построений и буквальных заимствований, то есть, то, что по внешним признакам, по «стилю» будет отнесено к современному искусству. В Москве есть места, где и эту деятельность можно освоить за достаточно короткий срок и на эту продукцию тоже можно найти спрос.

В завершении повторюсь – не имеет смысла искать место, где учиться – наобум  и впрок. Это будет потраченное время и деньги. Попробуйте понять себя и хотя бы контурно набросать свой проект развития. Реальность будет постоянно корректировать эту схему, но сопротивляться хаосу можно только постоянным творчеством – этот «скафандр», даже при наличии ошибочных гипотез, сохранит вашу талантливую жизнь.
Комментарии
Очень хорошее предисловие от Эвелины Шатц:

"Вот уже много лет мне доводится читать замечательные тексты и проекты, связанные с культурой и её возможными технологиями Селиванова. Это всегда просто, неожиданно, ново, и всегда замечательно интересно и блестяще, благодаря нескончаемой, редкой сегодня, эрудиции. Она не смотрит назад. Она дышит сегодняшним днём, поэтому строит мост между прошлым и будущим истории и истории мысли. Читать этот текст доставляет удовольствие квази физическое. Так случается при чтении поэзии или прозы мастера".